Жизнь саамов через призму онлайн-магазинов
Чем опасен туризм для коренного населения северных территорий
«Коренное население» - это расплывчатое понятие, и для Мурманской области оно в полной мере соответствует только саамам, существование которых в этих краях имеет более чем тысячелетнюю историю. В ходе колонизации на полуострове появились поморы, ижемцы, коми, но только саамы становятся объектом пристального интереса представителей промышленности и туристической индустрии.

С первым все понятно: развитие производства, в особенности добывающего – это порой экспансия на исконные территории коренного народа и сокращение ареала его обитания. Не только сокращаются физические границы, но и часть территории становится непригодной для проживания и выпаса оленей из-за промышленных загрязнений. Но этот конфликт интересов всегда на поверхности и обсуждается.

Вопрос конфликта саамской культуры и туристической индустрии более тонкий и незаметный, на первый взгляд. Двумя словами его можно было бы назвать «эксплуатация и обесценивание» или «превращение культуры в туристический продукт». На самом деле эта тенденция характерна для любых туристических регионов – святыня Непала Своямбунатх за пять лет мимикрировала в Храм обезьян, потому что водить туристов смотреть на живых обезьян проще, чем рассказывать о духовных ценностях буддизма и паломниках.

В Мурманской области эксплуатация саамской культуры происходит параллельно с развитием туристической отрасли. Каждый год растет количество туристов, посещающих регион, а для этого необходимо их привлекать чем-то необычным. В первую очередь, это красочные одеяния саамов, их мистика, уклад жизни и легенды. Если добавить к любому продукту слово «саамский», то его уже можно продавать дороже и чаще. Так появляются саамский массаж, новые саамские сказки, деревянные идолы, которых у коренного малочисленного народа не было, саамская кухня в ресторанах, шаманские туры по местам силы, приметы и легенды уклада и быта.

- Туристический объект – это место, где не живут, а временно посещают, то есть используют. Поэтому туризм – это сфера потребления, и ресурс здесь – это достопримечательности и природа, - рассказывает доктор исторических наук, главный научный сотрудник Центра гуманитарных проблем Баренц-региона – филиала ФИЦ «Кольский научный центр РАН» Ирина Разумова.

На фоне этого обесцениваются истинная культура, ее исследования, усилия по сохранению традиционного образа жизни. Сам коренной народ отстраняется от «туристического продукта» и не получает от него никакой выгоды.

Такая тенденция использования символики, цветов, элементов национального костюма прослеживается и на массовых праздниках. Этим летом на сцене во время одного из них выступали девочки в «национальных костюмах», для которых художником по костюмам был выбран мужской цвет и окантовка.

- Нелепые костюмы, девочек одели в полумужские наряды. Это как если бы русских мужчин нарядили в сарафаны. Неужели трудно спросить в музее или у представителей аборигенного народа, в их официальных структурах или у старейшин, - возмущается Светлана Каценельсон под фотографией девушек-танцовщиц.

Для примера: создатели фильма «Холодное сердце-2» специально ездили по Норвегии, Финляндии - изучали саамский быт, музыку, одежду, чтобы потом это органично и с уважением вплести в мультик.

Сейчас саамская культура в области продается через онлайн-стоки, где важны яркость, картинка и эмоция для галочки. Суть и наполнение значения не имеют.

Такое потребление чужими, пришлыми своей территории и культуры воспринимается человеком как боль, потеря своей идентичности. И, как всегда, вопрос в выстраивании диалога. Если развитие туризма неизбежно, то учитывать интересы коренного народа надо так же, как и при развитии промышленности. Главное, чтобы не было поздно.

«
Made on
Tilda