«Валюка, не пугайся таких вещей, без этого нельзя. Что же это будет за война?»
Елена МОЛОДЦОВА

Внук погибшего в Заполярье в Великую Отечественную войну летчика приедет на место крушения ЛаГГ-3 спустя 77 лет
77 лет прошло с тех пор, как в небе недалеко от Мурманска развернулся воздушный бой, под занавес которого двое советских летчиков остались против пяти «мессеров». Они не дали прорваться к столице Заполярья двум девяткам «юнкерсов», но какой ценой? Немцы сбили истребитель «ЛаГГ-3». Его пилот старшина Сергей Филиппов погиб. Это было 29 октября 1942 года. Останки разбившегося истребителя нашли активисты поискового отряда «Ваенга» только этим летом.

По крупицам

- Когда я был маленьким, то часто рассматривал две фотографии, которые стояли за стеклом в серванте. На одной из них был изображен мужчина в форме, а на другой – он же с двумя маленькими девочками на руках. Я знал, что это мой дед Сергей Филиппов, погибший в Великую Отечественную войну, а девочки – мои мама и тетя, - рассказывает внук погибшего летчика Сергей Красильников. – Мне рассказывали о том, что дед был истребителем и погиб где-то на Севере в свой день рождения, и что меня назвали в его честь.

А вот восстанавливать по крупицам события биографии героя внуку пришлось самому уже в начале XXI века.

- Войну дед встретил в Кировограде, куда был призван на службу в апреле 1941 года из Казанского аэроклуба, где работал командиром звена. Пройдя переобучение на другую материальную часть, он стал командиром звена 255 истребительного авиационного полка ВВС Северного флота, базировавшегося на аэродроме Ваенга в Мурманской области, - говорит Сергей Красильников. – На момент гибели совершил 103 боевых вылета.

Первый бой

Буквально за три месяца до своей гибели Сергей Филлипов принял участие в своем первом воздушном бою, который подробно описал в письме любимой супруге Валентине:

«Родная Валюка!

Дня четыре назад я перевел тебе 1300 руб. Обещал тогда, что завтра напишу, но все так и оставалось завтра. За это время событий-то никаких не произошло, но я совсем не отчитался за прошлые. 20 июля я тебе немного написал о работе 18 июля, вот сейчас хочу добавить.

Дело в том, что в тот день и мне крепко досталось. Письмо ты наверное получила, так что о чем речь идет понятно. 20 июля я тебе немного написал о работе 18 июля, вот сейчас хочу добавить. Дело в том, что в тот день и мне крепко досталось. Письмо ты, наверное, получила, так что о чем речь идет понятно. Дело было так: мы втроем били четверых «юнкерсов», с одним я разделался быстро и принялся за второго. Товарищи мои тоже были заняты своим делом. На этом «мессеры» нас и подсидели. Набросились на меня сзади. Я и не видел как – уж больно «юнкерс»-то был хорош, только и бить, тут не до хвоста. А они стервецы с первой очереди мне мотор и подбили.

Развернулся я, а их трое, так бы и ничего, да мотор сдыхает, пришлось туго.

Удалось им еще пару очередей угодить в меня. Тут меня уж и припекать начало. Пришлось распрощаться со своим «лажком», и вспомнить молодые годы.

Так они, стервецы и после не отвязались, и на парашюте по мне начали бить. Но долго им не пришлось, подошли друзья, и им пришлось удирать.

А у меня на этом еще не кончилось. Самое плохое было еще впереди.

Несло меня прямо в озеро, а я по дурости своей превеликой и «капку» не одел (Это такая штука, с чем можно долго плавать – жилет спасательный). Пришлось в воздухе сбрасывать с себя все что возможно, включая и сапоги. Но я был в реглане, а его под парашютом не снимешь, только снял ремень и расстегнулся. В воду попал от берега метрах в 150. Озеро очень глубокое – больше 50 метров. Был очень сильный ветер и как раз от ближайшего берега волна, реглан и в воде снять не смог.

Вот тут-то я и вспомнил, когда меня мама родила. Обидно было погибать так глупо. Главное – я не сообразил плыть куда-либо с боковиком, а старался поближе, а против волны, меня с головой и захлестывало, и получалось ни с места. Но потом дошло, поплыл с боковичком и вот как видишь, преспокойно пишу тебе. В воде проболтался минут сорок. Вылез совсем самостоятельно. Потом меня уже нашли бойцы. Часа два провалялся на берегу, потом километров 20 прошел пешком, а уж домой привезли на катере и в тот же день, правда, ночью, но здесь все равно. В общем, отделался благополучно, немного подпалил бороду, нос и прожгло штаны. Но все жизненные центры целы и борода совсем прошла. Уже три дня как побрился, всего неделю пришлось ходить небритым. Одним словом рожа в порядке. С вокзала записку писать не придется, как в рассказе «Жена».

Вот и все мои происшествия.

В строю я был уже на третий день и сейчас действую вовсю. Только ты, Валюка, не пугайся таких вещей, без этого-то нельзя. Что же это будет за война. Всем привет. Крепко целую тебя и дочурок.

Твой Сергушка. 30.VII.42»

В свой день рождения

В семейном архиве сохранилась его фотография на новеньком истребителе. На таком самолете ему и было суждено погибнуть.

Вот как описывает тот бой историк Александр Марданов: «29 октября 1942 года вражеская авиация возобновила бомбардировочные удары на мурманском направлении. В 14:15 по тревоге были подняты 13 истребителей ВВС 14-й армии и Северного флота, в том числе и пять ЛаГГ-3 255-го ИАП. Посты наблюдения доложили, что группа вражеских самолетов 18 бомбардировщиков Ю-87 в сопровождении 20 «Мессершмиттов-109» идут на аэродром Мурмаши … В 14:30 летчики заметили группу пяти Ме-109Ф. Командир эскадрильи капитан Севрюков пошел на сближение с противником, но в этот момент неожиданно «лаги» были атакованы еще одной группой Ме-109Ф, которая оставалась незамеченной. Уходя из-под атаки, пятерка «Лагов» распалась. Одна пара, ведущим которой был заместитель командира эскадрильи старшина Филиппов, осталась на высоте и продолжила вести бой с пятью Ме-109Ф. Через 15-20 минут неравного воздушного боя пара «лагов» глубокой спиралью стала выходить из боя. Но «Мессеры» не отставали, и вскоре был сбит ЛаГГ-3 №19 старшины Филиппова, летчик, к сожалению, погиб».

- Однополчане деда пришли на место его гибели, но к тому моменту самолет уже догорел и от летчика практически ничего не осталось. Могилы как таковой не было, - говорит Сергей Красильников. – Много лет бабушка пыталась добиться увековечивания памяти деда. Его имя сначала было выбито на стеле на воинском кладбище в Североморске, а потом на монументе на воинском кладбище Мурманска и в Долине Славы. А в это году удалось найти и останки его «лажка».

Номер совпал

Во многом это событие, случившееся в жизни семьи погибшего Сергея Филиппова, заслуга его внука Сергея Красильникова. В поисках информации о своем героическом деде он познакомился со многим количеством людей.

Район, где разбился ЛаГГ-3 Сергея Филиппова, был известен. Многие годы пытались найти истребитель активисты поискового отряда «Подводник», но все попытки терпели фиаско. Помог, как водится, случай.

Когда к североморскому отряду «Ваенга» обратились рыбаки, которые нашли фрагменты самолета времен войны в районе Щукозера, его руководитель Эдуард Миронов отправил снимки и координаты специалисту Музея авиации Северного флота Андрею Копыткову.

- В этом районе мог быть только один самолет – ЛаГГ-3 Филиппова. На месте были найдены фрагменты с номером мотора, который совпал с данными в документах архива. Это был тот самый истребитель, - отмечает Андрей Копытков.

К сожалению, ни супруга, ни дочери Сергея Филиппова не дожили до этого дня. Но внуков и правнуков героя эта информация не оставила равнодушными.

- Трудно передать эмоции, которые мы испытали, когда узнали, что удалось найти останки «лажка» деда. Но главное – эта страница истории нашей семьи, наконец-то, будет дописана, - с трудом сдерживает чувства Сергей Красильников. – 4 октября я с племянницей приезжаю в Мурманск. Первым делом отправимся на место падения истребителя деда и примем участие в захоронении. А еще обязательно посетим музей ВВС Северного флота и лично познакомимся с теми, кто помог исполнить нашу мечту.

Made on
Tilda