Быть или не быть национальному парку «Терский берег»?
Почему ученые считают его создание неизбежным,
а местные жители категорически против

Терский берег – территория уникальная и привлекательная для туристов, хотя, конечно, ее популярность не так высокая, как у тех же Хибин, где в феврале 2018 года был создан национальный парк. Тем не менее природа и этих мест нуждается в защите. У Белого моря тоже хотят создать национальный парк.

- Предложение возникло от безвыходности. На протяжении последних 30 лет поголовье семги и жемчужницы (популяция этого моллюска является одной из крупнейших в мире) сокращается, причем достаточно быстро. Уже через 10 - 30 лет (точно сказать пока сложно) семги практически не останется, и это непосредственно отразится на жителях сел вблизи Варзуги, уклад которых исторически завязан на добычу ценной рыбы, - рассказывает Виктор Петров, и.о. руководителя Дирекции особо охраняемых природных территорий Мурманской области. – Если поголовье семги, обитающей у Терского берега, не спасти, то пострадают в первую очередь местные жители.



#НЕТнацпарку

Казалось бы, северяне, испокон веков живущие по берегам реки Варзуги и Белого моря, должны быть кровно заинтересованы в том, чтобы уже в ближайшее время их отгородили от враждебного мира границами национального парка. Однако что-то пошло не так, и жители той же Кузомени единогласно проголосовали против создания национального парка «Терский берег» и даже создали хэштег в соцсетях #НЕТнацпарку.

- А зачем он в принципе нужен и кому? Местным жителям - нет... Вот и весь ответ, - пояснила «Комсомолке» Оксана Сууярдова, правда, потом все же добавила: - Пусть ученые приедут к устью реки Варзуги и посмотрят, какие там «слоны» (тюлени. – Ред.) плавают и сколько им семги надо, чтобы быть сытыми. Раньше зверобойка была, и рыбы больше было! Не там ученые проблемы видят...

- Проблема в том, что при создании парка на зону, включенную в его границы, накладывается масса ограничений, которые не имеют ничего общего с охраной природы. Еще в советское время на месте села хотели сделать туристическую деревню – богатая природными ресурсами и красивыми пейзажами территория очень привлекательна для развития туризма. По словам старожилов, тогда даже предлагали обменять дома здесь на квартиру в Умбе, - аргументирует позицию сельчан жительница Кузомени Екатерина Двинина. - Сейчас, похоже, ситуация повторяется. Местные жители на собрании обозначили, что в охране нуждаются верховья реки Варзуги, где нерестится семга. А это далекая от села территория, которая много лет вообще не охраняется от браконьеров. Если нацпарк создадут, то местные жители будут ограничены в своих правах, то есть нельзя будет строить что-либо на собственном участке, ходить за грибами, хоронить на действующем кладбище и так далее. Для того чтобы прямо сейчас организовать охрану популяции семги, никакой парк не нужен!



Есть и положительные примеры

Правда, инициаторы создания национального парка на Терском берегу догадываются, откуда у местных жителей такая категоричность. В России сегодня насчитывается меньше 60 таких заповедных территорий, и, увы, далеко не все они - положительный пример.

Так, например, жителям огромного количества населенных пунктов, входящих в границы национального парка «Русский Север» в Вологодской области, приходится любое строительство согласовывать с Министерством природы России, и это при условии, что часть домов и вовсе не была оформлена в собственность. В Иркутской области жители населенных пунктов, что расположены на территории Прибайкальского национального парка, и вовсе находятся на грани социального взрыва.

- Бесспорно, проблемы есть, да и законодательство не идеально. Так, уже не первый год идут дискуссии по поводу предложения исключить населенные пункты, определив их четкие границы, из территории национальных парков. Таким образом жители смогут жить по правилам муниципального образования. Единственное – добавится дополнительный контролер соблюдения общих природоохранных требований. Это самый простой способ решения многих проблем, но поправки в закон до сих пор не внесены, - говорит Виктор Петров. – Тем не менее есть и удачные примеры создания таких заповедных зон. Один из лучших – это Кенозерский национальный парк в Архангельской области, который делает для местных жителей больше, чем местные власти.

Тем не менее если нацпарк «Терский берег» все-таки появится на карте Мурманской области, то жителям сел, скорее всего, придется забыть о дикой семге на столе, да и колхоз «Всходы коммунизма» вынужден будет отказаться от некоторых промысловых участков, иначе все будет просто бессмысленно. Видимо, никто не готов идти на такие жертвы ради сохранения царской рыбки.

- Не надо быть сверхспециалистом, чтобы увидеть, что поголовье семги сокращается. Местные жители мыслят пределами года-двух. То, что в этом году семги было больше, не значит, что ситуация исправилась. Это волны жизни, и то, как они меняют свой ритм, отследить довольно трудно. Что касается тюленей, то семга – их естественная пища. Эта экосистема существовала всегда, - объясняет Виктор Петров. - Давайте признаемся честно, что заказник «Варзугский» просто не справляется со своей задачей. В среднем нацпарке штат охраны больше, чем во всех заказниках Мурманской области.

К слову, в этом году по просьбе губернатора Мурманской области Андрея Чибиса в заказнике «Варзугский» усилили охрану, но оголили другие территории, и в том числе полуострова Средний и Рыбачий, а ведь они тоже заслуживают пристального внимания.

- Мы выполнили свое обещание и исключили из проекта национального парка «Терский берег» село Кузомень. Кроме того, отодвинули его на 20 километров от границы населенного пункта, таким образом решив вопрос со строительством и посещением Кузомени. Конечно, природоохранное значение парка снизилось, но без поддержки людей вообще ничего не получится, ведь природу мы сохраняем для них. Однако местные жители все равно продолжают протестовать, а в этом уже видится пользовательский интерес, - отмечает эколог.



Елена МОЛОДЦОВА.

Made on
Tilda